13331
«Желдорпресс»: новости
Киоски прессы в Москве обречены на гибель или у них есть шанс?

Опубликовано: 07.08.2014

4 августа с.г. в эфире радио «Сити-FM», в рамках программы «Час предпринимателя», ведущий Дмитрий Потапенко и председатель правления Ассоциации распространителей печатной продукции Александр Оськин обсуждали как общую экономическую ситуацию, сложившуюся на рынке распространения периодической печати, так и новость о разрешении включить в ассортимент газетных киосков бутилированную воду.

Потапенко: Столичным киоскам прессы разрешили продавать воду и другие прохладительные напитки. Как раз очень вовремя - к концу сезона. Об этом сообщил глава московского Департамента торговли и услуг Алексей Немерюк. Правда, продажа воды и прохладительных напитков в киосках осложняется запретом на установку холодильников на улице. Зато власти позволят киоскам рекламировать продаваемые газеты и журналы. Ранее Ассоциация распространителей печатной продукции обратилась к столичным властям с просьбой разрешить продавать в киосках печати не только газеты, журналы, канцелярские принадлежности и другие сопутствующие товары, но и расширить этот ассортимент продуктами питания. Отметим, что сейчас в Москве установлено около ста киосков прессы нового формата (распашные такие, красивые, правда, дорогие, как самолет). Как отбить это, одному Богу известно, потому что стоят они, действительно, как крыло от Боинга. Распространители установили их за собственные средства. Стоимость одной модели порядка 800 тысяч рублей. Раньше киоски стоили не в пример дешевле (в районе 150 тысяч рублей).

Оськин: Стало хуже по одной простой причине: экономика всех киосковых сетей ухудшилась. Падает спрос населения на газеты и журналы. Он ничем не компенсируется. Одновременно киоскеры не хотят работать в московских киосках за 15-20 тысяч рублей, как это было ранее, хотят 30 и более. А денег на эту зарплату нет. И мы по этому поводу весь этот год бомбардируем Правительство Москвы с просьбой укрепить экономику. Причем мы не просим денег. Нам не нужны лишние бюджетные деньги. Вы просто снимите запреты, как это делается в цивилизованных странах. Дайте торговать сопутствующими товарами в нужном ассортименте, то, что делается везде и всюду, а у нас нет. И по этому поводу частичное разрешение нам торговать водой и прохладительными напитками - это смешное разрешение, потому что в нынешних киосках прессы, даже самых распашных, которые вам нравятся, внутри киоска, где находится киоскер, можно поставить маленький, объемом с ведерко, холодильничек. Что это за объем воды и напитков? Ерунда, на мой взгляд! Символически только. Это, конечно, я вам скажу, издевательство над здравым смыслом. И мы объясняем уважаемым руководителям Москвы: «Послушайте, снимите ограничения!». Почему во всем мире можно выпить чашечку кофе, допустим, с каким-нибудь снеком, а у нас нельзя? Мы же не хотим продавать селедку и мясо. Мы говорим - снековую продукцию в фабричной упаковке. Чтобы человек взял и закусил по дороге, не более того. Шоколадки, например, мороженое, кстати сказать, тоже хороший товар, и тому подобное. Мне, по секрету сказали, что два дня назад Путин и Медведев в Щербинке, проходя мимо киоска прессы, посетили его, купили там пару газет, и спросили у киоскера: «А водичка и мороженое у вас тут есть?» Тот честно сказал: «Нет, у нас нет ни воды, ни мороженого». Мы направили запрос в администрацию президента. Мы очень надеемся, что нам ответят и пояснят, не слухи ли это, надеемся, что Путин с Медведевым были в киоске прессы, что это правда. Если это так, это было бы очень хорошо. Официальный запрос в администрацию Президента ушел. Что касается Москвы... Например, в Казани местная власть разрешила киоскам прессы работать круглые сутки и продавать хлебобулочные изделия и кофе с чаем. Зимой это очень актуально. Страшно сказать, в братском Минске разрешили продавать и табак, и легкий алкоголь. Но мы не хотим торговать алкоголем. Но вместе с тем надо общими усилиями думать об укреплении экономики. Кроме того, это рабочие места, это лишние налоговые поступления в бюджет (сейчас денег в бюджете не хватает). Мы хотим помочь бюджету. Развяжите нам руки, дайте нам зарабатывать и пополнять бюджет. Вот такая проблема. Я был сам у Немерюка (Департамент торговли и услуг г. Москвы), был у Черникова (Департамент СМИ и рекламы) - все кивают. Все относятся по-доброму к прессе. Но в реальности пробить ничего невозможно. Мы уже год ведем переговоры с Правительством Москвы с просьбой утвердить некую модель распространения прессы в городе - она все еще не утверждена.

Потапенко: Десять лет назад киоск стоил в районе 150 тысяч рублей. А сейчас - эти распашные по 800. Я слабо понимаю, как их отбить при той рентабельности, которая есть.

Оськин: Я тоже, признаюсь, не представляю. Но таково было пожелание власти города - поставить, так называемые, «французские» модели киосков. Есть другие: европейские модели, пражские модели. Но все они очень дорого стоят. А еще их надо обслуживать, за свет платить. Там тоже большие затраты, и, в общем, под миллион все это выходит. И, конечно, отбить на газетах и журналах невозможно. Или надо поднять цены, не знаю, до какой высоты. Но это тоже безумие. Кто же у нас купит по европейским ценам нашу печатную продукцию. Поэтому мы попросили: «Дайте нам право на коммерческую рекламу». Нам сказали: «Нет, рекламируйте на стенах ваших киосков те газеты, которые вы там продаете». Это смешно, конечно. Денег это не даст.

Потапенко: Это глупость какая-то.

Оськин: Поэтому мы обращались к вице-мэру Москвы Горбенко с главной просьбой - экономически поддержать нашу отрасль. Предложение все еще рассматривается.

Потапенко: Скажите, Александр Владимирович, по количеству точек, насколько сейчас ситуация изменилась? Потому что всю остальную мелочь вообще вырезали. Вас-то хоть еще не пустили под нож. По количеству точек что произошло?

Оськин: Осталось реально действующих 2 000 киосков прессы на всю Москву. Это смешно, потому что в Европе, в столицах, такая норма - 1 киоск на 1 000 жителей. Есть приказ Минкомсвязи №197. Он рекомендует Москве иметь 1 объект прессы на 1 500 жителей.

Потапенко: Но это в любом случае 15 000, грубо говоря. Плюс-минус километр.

Оськин: Да, коллега, вы правы. Мы считаем, что объекты должны быть разного формата. Может быть распашной киоск, на 15 метров развернуться. А может, нужен киоск в Митино, условно сажем, три на четыре метра - это тоже достаточно для Митино. То есть киоски должны быть разными. Нам сейчас Москомархитектуры навязывает единый подход - все под одну гребенку, всем выстроиться в ряд. А ведь даже форма киоска - это элемент конкурентной борьбы у разных предпринимателей. И это очень важно. Но, к сожалению, даже Немерюк признался в интервью газете «Известия», что диалог с отраслью результатов особых не дал.

Подробнее.